Общество Руководство по монетарной политике для пьяницы

Руководство по монетарной политике для пьяницы

0

Руководство по монетарной политике для пьяницы

Есть такое старое выражение — “довести до пьянства (drive to drink) Оно применяется тогда, когда хотят сказать, что нечто раздражает до отвращения. Моя любимая версия этого выражения — песня Джорджа Торогуда и группы Destroyers: “Сынок, ты доведешь меня до пьянства, если не перестанешь гонять на этом Hot Rod Lincoln” (теперь, когда я вспомнил эту строчку, я не могу выбросить ее из головы). Эта идиома породила множество книг под общим названием “Руководство для пьяницы”, посвященных самым разным темам — от Шотландии и Кембриджа, до женщин и брака.

Однако, как мне подсказывает Google, “руководства для пьяницы” по монетарной политике не существует. Учитывая, что явления денежно-кредитной политики в последнее время были достаточно хаотичными, чтобы их можно было как-то квалифицировать — от длительного периода почти нулевых процентных ставок (часто отрицательных в реальном выражении), сопровождаемых хлопотами по поводу “транзитной” инфляции, которая была не такой уж транзитной, и, похоже, стала большой неожиданностью для монетарных властей, до загадочных планов и сообщений Федеральной резервной системы — возможно, стоит рассмотреть несколько взаимосвязей, которые могли бы быть очерчены в предполагемом “руководстве по монетарной политике для пьяницы”.

Подобно алкоголю, экспансионистскаая денежно-кредитная политика может обеспечить временный (то есть, преходящий) кайф вначале (ускорение роста реального производства и снижение безработицы). Но позже, при инфляционном “похмелье” неизбежно наступают плохие последствия.

Если продолжать экспансионистскую монетарную политику достаточно долго, можно нанести себе серьезный, долговременный ущерб (цирроз экономики). Подобно тому, как у пьяниц вырабатывается толерантность к алкоголю, у людей вырабатывается толерантность к экспансионистской денежно-кредитной политике через адаптацию ожиданий, что требует все больших объемов денежной экспансии, чтобы подольше дурачить людей и оставаться “под мухой” еще немного, что усугубляет ущерб и увеличивает трудности в устранении последствий такой политики.

После того, как возникает толерантность к алкоголю или экспансионистской денежно-кредитной политике, симптомы абстиненции могут быть хуже любого похмелья, если вы остановитесь (как в сценарии стагфляции, который является кошмаром для всех тех, кто в ужасе отсылает нас в 1970-е годы), особенно если эта остановка будет неожиданной. Кроме того, это похмелье, скорее всего, будет продолжаться некоторое иногда значительное время (для замедления инфляции), прежде чем вы снова почувствуете себя лучше и сможете вернуться к “нормальной” жизни.

Тяжелые симптомы абстиненции объясняют, почему усилия по прекращению экспансионистской денежно-кредитной политики или пьянства часто оказываются недолговечными, поскольку негативные последствия обычно проявляются сначала, а позитивные — потом. Это может склонить лиц, принимающих решения, поддаться искушению, чтобы почувствовать себя лучше сейчас (снова выпить, оправдываясь тем, что это лекарство от похмелья) или вернуться к инфляционной политике, несмотря на неблагоприятные долгосрочные последствия.

Как и в случае с алкоголиками, которые не выполняют своих обещаний завязать, если денежные власти не выполняют обещаний сдерживать инфляцию (т.е. они продолжают чрезмерный денежный рост или возобновляют его после некоторого замедления, когда на них оказывается политическое давление), наблюдатели прекращают верить таким обещаниям или даже воспринимают их как предвестники обратного (нас становится очень трудно убедить в том, что сдерживание денежной массы будет продолжаться достаточно долго, чтобы оказать положительное влияние на инфляцию до наступления сценария рефляции). Спросите Пола Волкера, как дорого обходится замедление инфляции, когда такие ожидания глубоко укоренились в американской психике.

Некоторые консультанты по алкоголизму утверждают, что несмотря на известные негативные последствия, бросить пить трудно, потому что похмелье наступает настолько поздно, что ваше подсознание не связывает причину и следствие. Следовательно, когда принимается решение пить или не пить, подсознание берет верх, что часто приводит к решению выпить. Аналогичным образом, от экспансионистской денежно-кредитной политики может быть трудно отказаться, потому что длительные промежутки между изменениями в политике и их последствиями, не говоря уже обо всех других переменных, которые также могут изменить происходящее, затрудняют окончательное понимание связи между конкретным политическим решением и конкретным результатом, особенно когда многие участники дискуссии политически ангажированы и пытаются отрицать любую ответственность со своей стороны.

Как пьяному моряку бывает трудно определить, куда он идет (или наблюдателю бывает трудно предсказать, куда он идет) поскольку он плохо контролирует свои движения, так и ФРС бывает трудно точно определить (или наблюдателям за ФРС точно угадать) будущую траекторию денежно-кредитной политики. Это может быть вызвано разногласиями или нерешительностью, что усугубляется двойным мандатом ФРС на рост реального производства и низкий уровень безработицы, поскольку в краткосрочной перспективе между ними зачастую неизбежно приходится искать компромисс. Если мы не знаем, какие цели ФРС преследует сегодня и будет преследовать в будущем, нам будет трудно предсказать ее политические намерения и действия.

Подобно тому, как алкоголики надеются, что с их недугом не придется разбираться, что делает их уязвимыми перед обещаниями безболезненного “лечения”, разработчики денежной политики и их сторонники могут утверждать, что проблемы, требующей решения вообще не существует, или что они могут обеспечить почти безболезненное “лечение” инфляции (обещанная “мягкая или мягковатая посадка”), если люди просто изберут, назначат или поддержат нужного человека или политэкономический рецепт (обещание решения, которое волшебным образом отменит необходимые компромиссы).

Поскольку до того, как все последствия приема алкоголя будут выявлены, проходит достаточно времени, это увеличивает трудности осознания пьющим человеком момента, когда остановиться. Аналогичным образом, время до того, как последствия денежно-кредитной политики проявятся в полной мере, дает некоторым политикам и комментаторам достаточные основания утверждать, что сейчас не время останавливаться.

Возможно, есть и другие аналогии между алкоголем и денежно-кредитной политикой, которые стоит отметить, но мой относительный недостаток опыта употребления алкоголя не позволяет мне их распознать. Однако те, которые мы видели, дают нам множество причин для осторожности в денежной политике и для подозрительного отношения к “экспертам”, которые, не демонстируют убедительности в своем анализе, но всегда уверены в своих рецептах.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Гэри Гэллес

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «Руководство по монетарной политике для пьяницы»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь