Общество Не существует естественной "несущей способности" для человеческой популяции: эссе, вдохновленное радостной новостью...

Не существует естественной "несущей способности" для человеческой популяции: эссе, вдохновленное радостной новостью о том, что население Земли достигло восьми миллиардов человек

0

Не существует естественной "несущей способности" для человеческой популяции: эссе, вдохновленное радостной новостью о том, что население Земли достигло восьми миллиардов человек

Великий Джулиан Саймон потратил значительную часть своей жизни на интеллектуальную борьбу с биологами и зоологами, которые были убеждены, что рост численности населения, если правительства не будут сдерживать его драконовскими мерами, погубит множество людей. (Я мог бы использовать здесь настоящее время, потому что многие из ученых, с которыми сражался Саймон, включая самого выдающегося, — Пола Эрлиха, — все еще живы). Исследователи поведения животных настаивают на том, что среда обитания каждого вида обладает естественной “несущей способностью”. Если численность популяции какого-либо вида увеличивается сверх пределов несущей способности окружающей среды, то смертность представителей этого вида возрастает, а рождаемость падает, поскольку представители вида начинают испытывать трудности в доступе к пище, воде и жилью. Таким образом, жестокость равнодушной природы ограничивает популяцию вида пределами несущей способности окружающей среды.

Саймон утверждал, что люди, по крайней мере те из них, кто живет в свободных обществах, представляют собой совершенно другой вид. Он заметил, что в той мере, в какой социальная среда, в которой мы обитаем, характеризуется свободными и инновационными рынками, мы обходим ограничения конечной несущей способности природной среды. Аргумент Саймона начинается с того, что мы, люди, обладаем уникальной предприимчивостью и инновационностью. В условиях, при которых рыночные цены являются сигналом о том, какие конкретные ресурсы становятся более редкими по отношению к другим ресурсам, человеческая предприимчивость и креативность побуждаются к поиску способов как увеличить известные запасы редких ресурсов, так и, что более важно, к тому, чтобы открыть либо новые источники этих ресурсов, либо их заменители. Когда мы преуспеваем в этих начинаниях, что, обычно и происходит, мы в буквальном смысле производим больше ресурсов.

Объяснение Саймона революционно. Вопреки мнению большинства людей, мы не получаем ресурсы из какого-то “данного” запаса, созданного для нас природой, что означает, что для будущего использования остается все меньше ресурсов. Ресурсы, в конечном итоге, являются плодом человеческого разума и усилий. И поэтому мы производим больше нефти, больше вольфрама, больше меди, больше бокситов точно так же, как при увеличении спроса на яблочные пироги или ноутбуки Apple мы производим больше яблочных пирогов и ноутбуков Apple.

Поэтому для людей в условиях рыночной экономике окружающая среда не имеет естественной “несущей способности”.

Объяснения Саймоном того, как люди взаимодействуют с окружающей средой, которые приводит Саймон, находит многочисленные подтверждения в истории, особенно в современной истории. За последние несколько столетий человеческая популяция значительно выросла — в начале прошлого месяца она достигла восьми миллиардов человек. Одновременно с этим наблюдался поразительный рост уровня жизни людей. История не дает никаких доказательств существования естественного предела жизнеспособности человеческой популяции. Напротив.

Несмотря на экономическую обоснованность его аргументов и их соответствие данным — и несмотря на его знаменитую победу в пари с Эрлихом в 1980 году по поводу того, станет ли набор из пяти природных ресурсов более дефицитным в течение десятилетия — аргументы Саймона оставили многих биологов и зоологов неубежденными. И биологи и зоологи не одиноки. Выберите наугад профессора, студента, репортера или блоггера и спросите его, угрожает ли нашему выживанию в долгосрочной перспективе чрезмерное использование ресурсов. Велики шансы, что вам с уверенностью ответят “да”. Скорее всего, вам скажут, что единственная надежда избежать ситуации, когда миллиарды людей будут уничтожены силами природы, заключается в том, чтобы мы, особенно жители богатых стран, резко сократили свое потребление.

Я полагаю, что есть нечто приятное в личном самопожертвовании. Жертвенность часто достойна восхищения и оправдывает себя, например, когда вы жертвуете своим временем, чтобы помочь ближнему, попавшему в беду, или жертвуете своим сегодняшним комфортом, чтобы пройти болезненные медицинские процедуры, которые позволят вам лучше пережить завтрашний день. Но жертва ради жертвы, в лучшем случае, бессмысленна. В этом случае издержки существуют, а выгода отсутствует. (Я понимаю, что практика самопожертвования может помочь воспитать характер. В той мере, в какой такое воспитание характера реально, это выгода, которая потенциально делает практику самопожертвования стоящей. Однако такая жертва не является жертвой ради нее самой).

Если Саймон прав, то усилия “зеленых”, направленные на то, чтобы побудить или заставить тех из нас, кто живет в странах с рыночной экономикой, сократить потребление, не принесут никакой пользы. Такие усилия не сохраняют никаких ресурсов; они просто приводят к тому, что мы производим меньше ресурсов, что является совершенно бесполезным результатом. Бесполезность этого результата заключается в том, что в любой момент, когда нам “понадобятся” новые ресурсы, мы можем их произвести.

Был ли Саймон наивным оптимистом? Было ли явное подтверждение его тезиса историей обычной удачей? Нет.

Возьмем недавнее эссе в Wall Street Journal — эссе, название которого говорит само за себя: “Мусор для одного человека — чистое топливо для другого”. Авторы, Ник Сторк и Джо Малхоу, сообщают очень саймоновские новости:

В качестве примера того, как, вероятно, будет происходить энергетический переход, можно сказать о резко возросших в последние годы возможностях операторов мусорных свалок по использованию избыточного газа. Создаются новые предприятия по переработке мусора в возобновляемый природный газ, молекулярно идентичный газу, которым отапливаются дома. Этот процесс сокращает выбросы парниковых газов, создавая при этом низкоуглеродный источник энергии…

Этот потенциал подстегнул крупные очистительные и энергетические компании выйти на этот новый рынок. В этом году хьюстонская компания Waste Management Corp. объявила о вложении 825 миллионов долларов в развитие процесса улавливания возобновляемого природного газа. В октябре британская компания BP согласилась приобрести Archaea Energy (которую один из нас основал, а другой инвестировал), компанию, которая проектирует, строит и эксплуатирует в США заводы по производству СПГ для переработки отходов. Archaea производит эквивалент 6 000 баррелей нефти в день на 13 заводах СПГ и планирует построить еще 88 для удовлетворения растущего спроса. Единственным сырьем для нас является мусор.

Незаметные частные инновации в области переработки газа сделали это возможным. Archaea продает газ в основном добровольным покупателям, которые хотят получить чистый газ по справедливым ценам. СПГ по-прежнему стоит дороже, чем другие источники топлива, но снижение стоимости производства СПГ означает, что большее его количество будет доступно покупателям на привлекательных условиях. Мы работаем над снижением цены СПГ путем создания стандартизированных и модульных производственных мощностей со сниженными эксплуатационными расходами, более высокой эффективностью переработки и коэффициентом безотказной работы, превышающим 90 процентов.

Энергия — да еще низкоуглеродная энергия — из мусора!

Если превращение мусора в энергию, передаваемую на большие расстояния, кажется вам странным или, скорее всего, незначительным с точки зрения долгосрочного воздействия, представьте себя коренным американцем, бродившим 600 лет назад по лесистой местности на территории современной западной Пенсильвании. Вас мучает жажда, и вы наклоняетесь, чтобы попить воды из ручья, но обнаруживаете, что вода в этом месте непригодна для питья, потому что она загрязнена вонючим, маслянистым, ядовитым веществом, сочащимся в нескольких футах выше по течению. Насколько правдоподобным показалось бы этому человеку 600 лет назад предсказание о том, что мерзкое вещество, загрязняющее вашу питьевую воду, всего через несколько столетий станет столь желанным “природным” ресурсом, обеспечивающим большую часть деятельности человечества?

Джулиан Саймон умер почти двадцать пять лет назад, не дожив до своего 66-летия. Если бы он был жив сегодня, то, несомненно, радовался бы тому, что наша популяция достигла восьми миллиардов и напоминал бы всем, кто его слушает, что творческий потенциал этих восьми миллиардов человеческих умов еще больше расширит наш доступ к ресурсам. Нам нужно только позволить этому творческому потенциалу действовать свободно.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Дональд Бодро

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «Не существует естественной "несущей способности" для человеческой популяции: эссе, вдохновленное радостной новостью о том, что население Земли достигло восьми миллиардов человек»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь