Общество Проблема общественных благ и так называемой экономической власти

Проблема общественных благ и так называемой экономической власти

0

Проблема общественных благ и так называемой экономической власти

В этой статье я хотел бы обсудить два аргумента, которые приводит Мюррей Ротбард в ответ на популярную критику свободного рынка. Его ответы на эти два аргумента следуют общей стратегии. В каждом случае он отвергает ключевую предпосылку аргумента.

Первый из этих аргументов связан с так называемыми “общественными” или “коллективными” благами. Сторонники этой теории утверждают, что рынок может эффективно поставлять большинство товаров и услуг. Но он не может обеспечить общественные блага, такие как оборона, которые являются неконкурентными в потреблении и неисключаемыми. Например, государство, устанавливающее систему противоракетной обороны, обязательно защитит всю страну, а не только отдельных людей, которые платят за услугу обороны. Более того, люди не могут быть исключены из потребления блага: поставщик блага не может сказать: “Если вы отказываетесь платить за это благо, мы не будем вам его поставлять”.

Ответ Ротбарда является типично радикальным. Он отрицает существование подобных благ. Он заявляет:

Коллективно потребляемые блага, согласно Самуэльсону, это те, “которыми все пользуются совместно в том смысле, что потребление такого блага каждым индивидом не приводит к вычитанию из потребления этого блага любого другого индивида”… Мы можем пойти дальше и заявить, что ни одно благо не подходит под категорию “коллективно потребляемого блага” Самуэльсона… “Национальная оборона”, конечно, не является абсолютным благом с единственной единицей предложения. Она состоит из конкретных ресурсов, расходуемых определенными и конкретными способами, и эти ресурсы обязательно редки. Например, кольцо оборонных баз вокруг Нью-Йорка сокращает количество этих баз, которые могут быть построены вокруг Сан-Франциско. Маяк светит только на определенную фиксированную поверхность. Если в этой области находится корабль, другой корабль не может занять это место. Но это же верно и для самого маяка — строительство маяка в одном месте ограничивает его строительство маяка в других местах. На самом деле, если благо действительно технологически “коллективно” в понимании Самуэльсона, то это вообще не благо, а естественное условие человеческого благополучия, как воздух, который в избытке есть у всех, и поэтому никому не принадлежит. На самом деле, не маяк, а сам океан — является “коллективно потребляемым благом” и поэтому остается бесхозным. Очевидно, что ни правительство, ни кто-либо другой обычно не нужны для производства или распределения океана.

(Ротбард говорит о Поле Самуэльсоне, самом значительном теоретике общественных благ).

Когда вы впервые рассматриваете этот аргумент, вам может показаться, что он допускает возражения. Даже если не существует благ, которые полностью потребляются совместно и являются абсолютно неконкурентными, разве такие блага, как оборона, не являются более или менее похожими на них? Ротбард утверждает, что если у концепции нет примеров, которые точно соответствуют ее условиям, то она ничего не стоит? Это кажется слишком строгим.

Это возражение игнорирует смысл замечания Ротбарда. Он говорит, что если вы не используете точное определение, которое не зависит от индивидуальных суждений, у вас нет научной основы, на которой можно было бы работать. Вы оказываетесь в сфере ценностных суждений, а экономика должна быть ценностно-нейтральной наукой. Он сказал бы таким экономистам: “Вам следует четко сформулировать ценностные суждения, которые вы используете, а не притворяться объективными учеными”.

Ротбард с такой же быстротой опровергает другой аргумент, который я хочу рассмотреть. Противники свободного рынка часто утверждают, что работников заставляют работать на капиталистических работодателей. Их не принуждают делать это по закону, но если они этого не сделают, то будут голодать. Что же это тогда за “свобода”?

Ротбард отвечает, что даже если верно, что у рабочих нет разумной альтернативы работе на капиталистических работодателей (а это очень сомнительное предположение), в этой ситуации нет ничего принудительного. Работодатель, который предлагает кому-то работу с определенной зарплатой, просто делает предложение, даже если это предложение плохое. Работник, который принимает предложение, считает, что для него лучше принять предложение, чем отказаться от него. Предложение не ухудшает его положение. Если бы работодатель не сделал никакого предложения, он оставил бы работника в его нынешнем положении. Ротбард говорит следующее:

Что именно сделал работодатель [который не предложил более высокую заработную плату]? Он отказался продолжать совершать определенный обмен, который работник предпочел бы продолжать совершать. А именно, А, работодатель, отказывается передать определенную сумму денег в обмен на услуги труда Б. Б хотел бы совершить определенный обмен, а А — нет. Тот же принцип может применяться ко всем обменам по всей длине и ширине экономики. Рабочий обменивает труд на деньги с работодателем; продавец обменивает яйца на деньги с покупателем; пациент обменивает деньги с врачом за его услуги и так далее. В условиях свободы, где не допускается насилие, каждый человек имеет право либо совершать, либо не совершать обмен, как и с кем он считает нужным. Тогда, когда обмен производится, обе стороны получают выгоду. “Экономическая власть”, таким образом, — это просто право в условиях свободы отказаться от обмена. Каждый человек обладает этой властью. Каждый человек имеет такое же право отказаться от предложенного обмена.

Защитники аргумента “экономической власти” могут сказать, что Ротбард сделал ничем не подкрепленное предположение. Он предполагает, что ситуация, в которой капиталисты владеют “средствами производства”, а у рабочих есть альтернатива — работать на них или голодать, является справедливой. По причинам, которые Ротбард и другие экономисты подробно объяснили, это возражение неточно отражает реальную ситуацию. Но даже если бы это было так, возражение не имеет значения. Конечно, если ситуация несправедлива, это хорошее возражение против нее, но тогда возражение относится к этой несправедливости, а не к предложению работодателя. Очень важно, когда вы рассматриваете аргумент, рассматривать его в его собственных терминах, а не переходить от него к другим аргументам.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Дэвид Гордон

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «Проблема общественных благ и так называемой экономической власти»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь