Общество Настоящая конкуренция против монополистического "минимального государства"

Настоящая конкуренция против монополистического "минимального государства"

1

Настоящая конкуренция против монополистического "минимального государства"

Согласно этике Айн Рэнд, единственным основанием ценности является выживание человека как рационального существа. Чтобы жить как разумное существо, вы должны уважать права других людей как разумных существ, каждое из которых стремится к собственному выживанию. Как объясняет Гарри Бинсвангер, один из ведущих последователей Рэнд,

Основной политический принцип объективистской этики гласит: ни один человек не может инициировать применение физической силы против других. Ни один человек — или группа, или общество, или правительство — не имеет права брать на себя роль преступника и инициировать применение физического принуждения против любого человека. Люди имеют право применять физическую силу только для защиты и только против тех, кто инициирует ее применение. Этический принцип прост и понятен: это разница между убийством и самообороной. Убийца стремится получить ценность, богатство, убивая свою жертву; жертва же не становится богаче, убивая убийцу. Принцип таков: ни один человек не может получить какие-либо ценности от других, прибегая к физической силе.

Вместо того чтобы применять силу и действовать паразитически, отнимая ресурсы у других, вы должны действовать в соответствии с “принципом торговца”. Это означает предлагать кому-то ценность в обмен на ценность, которую другой человек предлагает вам. Но для функционирования общества, основанного на принципе торговца, необходим единственно правильный правовой кодекс, основанный на принципах Рэнд, и необходимо государство, ограниченное защитой прав личности. Минимальное государство Рэнд лишено главного свойства, присущего большинству государств: оно не может вводить налоги. Однако оно может взимать плату за пользование с людей, желающих установить договорные отношения. Люди вольны отказаться пользоваться услугами государства, но если они не платят абонентскую плату, государство не будет исполнять их контракты, и, поскольку государство обладает монополией на применение силы возмездия, люди по своей воле не смогут заставить нарушителей контракта выполнять свои обязательства.

Рой Чайлдс-младший выдвинул возражение против аргумента Рэнд в своем “Открытом письме” 1969 года. Предположим, — возразил Чайлдс, — что некоторые люди не удовлетворены защитными услугами, предоставляемыми минимальным государством Рэнд. Почему эти люди не имеют права создавать свои собственные защитные службы, мирно конкурируя с минимальным государством? Если минимальное государство пытается насильно вытеснить их из бизнеса, разве оно не инициирует применение силы и тем самым не нарушает принцип применения силы Рэнд?

В статье “Извините, либертарианские анархисты, капитализм требует правительства”, опубликованной в журнале Forbes 24 января 2014 года, Бинсвангер приводит простой аргумент, который, по его мнению, достаточен для защиты объективизма от либертарианских анархистов, подобных Чайлдсу. Аргумент Бинсвангера начинается с предпосылки, что в свободном рыночном обмене каждая сторона ожидает получить выгоду. Говоря языком Рэнд, обмен — это обмен ценности на ценность. Затем он говорит, что сила не является ценностью — она является отрицанием ценности. Поэтому защитные услуги не являются подходящим предметом для рыночной конкуренции. Они должны предоставляться государственной монополией. Как говорит Бинсвангер,

Сила, применяемая должным образом, используется только в качестве возмездия, но даже в случае возмездия сила просто устраняет негатив, она не может создать ценность. Угроза применения силы используется для того, чтобы заставить кого-то подчиниться, воспрепятствовать его воле. Единственное моральное применение силы — это самооборона, защита своих прав. Применение силы не является функцией бизнеса. Фактически, сила находится вне сферы экономики. Экономика связана с производством и торговлей, а не с разрушением и захватом. Спросите себя, что означает “конкуренция” в сфере государственных услуг. Это “соревнование” в применении силы, “соревнование” в подчинении других, “соревнование” в том, чтобы заставить людей подчиняться командам. Это не “конкуренция”, это насильственный конфликт. В больших масштабах это война.

В аргументации Бинсвангера есть ошибка. Тот, кого агрессор заставляет что-то делать, не участвует в экономическом обмене с ним. Пока что Бинсвангер полностью прав. Но тот, кто покупает услуги по защите у охранного агентства, не применяет силу. Он обменивает деньги на услуги по защите; и это, вопреки утверждению Бинсвангера, является обменом ценности — денег на ценность — защиту. Тот факт, что защита может включать применение силы к преступникам, не меняет ее статуса экономически ценного блага. Короче говоря, Бинсвангер, путает экономическую сделку по покупке защиты с применением силы. Правительство, за которое выступают Айн Рэнд и ее последователи, не извлекает ресурсы из людей путем налогообложения. Оно зависит от добровольного финансирования, например, от платы пользователей за защитные и судебные услуги. Если Бинсвангер прав, то такие услуги не могут быть объектом рыночной купли-продажи: поскольку они связаны с применением силы, они не являются ценностью. Как же тогда они могут быть выставлены на продажу? Или Бинсвангер считает, что можно купить защиту у монополии, но нельзя у конкурентного предприятия? Сторонники Айн Рэнд не смогли должным образом ответить на вызов, брошенный Роем Чайлдсом. Если конкурирующие защитные агентства придерживаются принципа торговца, что делает их неподходящими для системы Айн Рэнд?

У сторонников Рэнд есть еще один аргумент, который они направляют против либертарных анархистов. Капиталистическое общество, основанное на принципах laissez-faire, требует наличия прав собственности, прежде чем рынок сможет функционировать. Если это так, то права собственности не могут быть установлены рынком. Если вы думаете иначе, говорят они, вы рассуждаете по кругу. Вы говорите, что рынок предполагает наличие прав, но при этом утверждаете, что рынок устанавливает то, что он предполагает.

Дж. Роджер Ли, философ-минархист, кратко излагает суть вопроса в эссе, опубликованном в книге “Анархизм/Минархизм: Является ли правительство частью страны?" (под редакцией Родерика Т. Лонга и Тибора Р. Мачана; Ashgate, 2008): “Анархическое либертарианство нелегетимно и самоуничтожающе предполагает существование договорного права в своем нарративе о том, как закон и его исполнение будут существовать и играть постоянную роль в анархическом обществе”. Аргумент Ли опирается на скрытую и весьма спорную предпосылку. Почему для существования договорного права необходимо, чтобы государство его создало? Ли не просто говорит, что государство создало договорное право. Важно понимать, что Ли выдвинул гораздо более экстремальное утверждение. Он утверждает, что договорное право концептуально требует наличия государства.

Почему вы должны верить в такое? Предположим, что люди в большинстве своем принимают либертарианскую схему прав — это, кстати, единственное обстоятельство, которое Мюррей Ротбард считал жизнеспособным для анархистского общества — разве у них не будет, вопреки Ли, контрактного права без государства? Ли не дал нам никаких оснований думать, что это не так.

Подводя итог, можно сказать, что сторонники Рэнд не придумали ни одного хорошего аргумента против либертарианского анархизма. Во всяком случае, два аргумента, которые я рассмотрел, не работают. Если есть другие, приводите их.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Дэвид Гордон

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «Настоящая конкуренция против монополистического "минимального государства"»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь