Общество Доводы в пользу расформирования агентств общественного здравоохранения

Доводы в пользу расформирования агентств общественного здравоохранения

5

Доводы в пользу расформирования агентств общественного здравоохранения

В марте 2020 года государственный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл, отказавшись устроить локдаун для жителей Швеции, показал нам, как общественное здравоохранение может управляться, сохраняя этические нормы. Однако, остальная часть общественного здравоохранения оказалась на территории, на которой находится всеми осуждаемая евгеника. Евгеника нарушает этические нормы и наносит огромный вред человечеству. Аналогичным образом, локдауны нарушают этику и терроризируют и убивают миллионы людей по всему миру.

Недавно я помогал профессору Джиджи Фостер в подготовке анализа затраты-выгоды от ответных мер на covid-19, предпринятых правительством Австралии. Этот анализ, опубликованный в виде книги, показывает, что вред, причиненный локдауном в Австралии, превышает любые выгоды по меньшей мере в шестьдесят восемь раз. Распространяя эти данные на весь остальной мир, я подсчитал, что от трех до десяти миллионов человек были убиты, триллионы долларов были уничтожены, и миллиарды людей пострадали во всем мире от локдаунов; “подарок”, который будет приносить плоды и в будущем.

Локдауны привели не только к увеличению смертей, не связанных с ковидом. Исследование, проведенное мной совместно с Джейсоном Гаврилисом в середине 2022 года и опубликованное Институтом индийской политики, показывает, что локдауны также увеличили смертность от ковида-19. В странах, где были введены локдауны и связанные с ними меры, в среднем было больше смертей от ковида-19, чем в Швеции. Если результаты этого исследования будут подтверждены другими исследователями, то абсолютное зло этих локдаунов и связанной с ними политики озадачит будущие поколения.

В этой статье я хочу показать, что реакция общественного здравоохранения на ковид-19 является не исключением, а правилом. Порочная политика общественного здравоохранения является неизбежным результатом присущих ему информационных сбоев и стимулов, глубоко заложенных в его структуре.

Закономерность хищничества

То, что произошло в 2020 году, типично для общественного здравоохранения. Как объяснили Люк Бонно и Вим Ван Дамм в бюллетене Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 2011 года, “культура страха” и “мышление на основе худших случаев” были отличительными чертами общественного здравоохранения во время птичьего и свиного гриппа начала 2000-х годов: “Политика борьбы с пандемией основывалась на страхе перед наихудшими сценариями, а не на фактических данных”. Этический ответ Швеции на ковид-19 не должен вводить нас в заблуждение, заставляя думать, что общественное здравоохранение можно как-то реформировать. Тегнелл не является представителем общественного здравоохранения.

В качестве средства защиты Бонно и Ван Дамм потребовали, чтобы общественное здравоохранение “несло ответственность за разумность через открытость, прозрачность и диалог со всеми заинтересованными сторонами, и особенно с общественностью”. Но, верное своему характеру, общественное здравоохранение не сделало ничего подобного во время covid-19 и вместо этого ввело жесткую цензуру по всему миру.

Преувеличения и нарушение планов борьбы с пандемией

В литературе по общественному здравоохранению до 2020 года было четко сказано, что локдауны и связанная с ними политика не должны вводиться, поскольку вред от нее значительно превышает пользу. Руководство ВОЗ по борьбе с пандемией 2019 года настаивает на соразмерности мер, подробно обсуждает этические аспекты каждой меры и исключает такие безрассудные меры, как локдауны и закрытие границ. Я обобщил эту литературу в книге “Большая истерия и сломанное государство”, а также в жалобе в Международный уголовный суд.

То, что произошло во время свиного гриппа, было умножено в тысячу раз в случае с ковид-19. Зациклившись на наихудшем сценарии (вспомните модель Нила Фергюсона), общественное здравоохранение снова раздуло то, что я называю Большой Истерией.

Примерно с апреля 2020 года стало очевидно, что ковид-19 не особенно смертелен. Профессор Джон Иоаннидис из Стэнфордского университета написал мне 9 апреля 2022 года, что ковид-19 в 50-500 раз менее смертоносен, чем испанский грипп. Ковид-19, по сути, настолько же смертелен, как и сезонный грипп. Официальная статистика смертности Швеции, которая корректирует уровень смертности с учетом численности населения, не показывает никаких признаков избыточной смертности в Швеции в 2020 году после того, как мы учтем “эффект сухого хвороста” 2019 года (мягкий сезон гриппа 2019 года означает, что гораздо больше пожилых людей болели респираторными заболеваниям в 2020 году). Мы имеем так называемую пандемию с летальностью, аналогичной сезонному гриппу; поэтому ковид-19 практически не вызвал избыточной смертности в Швеции в 2020 году.

Тем не менее, специалисты в области общественного здравоохранения, за исключением Швеции, нагнетали истерию, сильно преувеличивая значение ковид-19 (называя его пандемией, которая бывает раз в столетие), чтобы поддержать принятие санкций, вдохновленных китайской коммунистической партией, в нарушение давних, хорошо установленных выводов общественного здравоохранения.

Власть без подотчетности

Специалисты в области общественного здравоохранения утверждают, что для достижения своих целей им необходимы полномочия, уничтожающие права собственности и ограничивающие свободу передвижения. В главе “Закон общественного здравоохранения” из книги “Общественное здравоохранение и профилактическая медицина” Эдвард Ричардс и Кэтрин Рэтбун прямо утверждают, что без принуждения современное общество не может существовать: “Общественное здравоохранение зависит от власти государства. Органы здравоохранения должны изымать собственность, закрывать предприятия, уничтожать животных, принудительно лечить или даже запирать людей. Без принудительной власти государства общественное здравоохранение и современное общество были бы невозможны”. Обратите внимание на то, как они используют слово “невозможно”. Они утверждают, что, не пожертвовав контролем над нашей свободой и собственностью, мы не можем быть спасены. Общественное здравоохранение также настаивает на том, что его власть (над нашей свободой и собственностью) никогда не должна быть подвергнута анализу затрат и выгод, таким образом, исключая для себя любую ответственность.

Невозможность общественного здравоохранения

Логика общественного здравоохранения и экономического коллективизма тесно пересекаются, как и их ограничения. Обоим мешает отсутствие обратной связи с рынком и недостаточная информация.

Людвиг фон Мизес писал о невозможности экономического расчета при социализме. Хайек утверждал, что существует проблема знаний, от которой страдают центральные планировщики. Бюрократ в социалистической системе не имеет возможности собрать и осмыслить даже микроскопическую часть информации, заложенной в системе цен. Следовательно, решения в социалистических странах всегда ошибочны и неизбежно наносят большой вред.

Аналогичным образом, здоровье — дело сугубо индивидуальное и потому общественное здравоохранение не имеет возможности давать точные рекомендации для каждого человека. В основе общественного здравоохранения неизбежно лежат спекулятивные математические модели. Эти модели, как и социалистические модели “вход-выход”, никогда не основываются на реальной информации, поэтому в конечном итоге они всегда наносят вред обществу.

Под реальной информацией я подразумеваю подробную информацию о каждом вирусе, уровне иммунитета, состоянии психического здоровья и экономических обстоятельствах каждого человека в пределах юрисдикции. Без рассмотрения этиологии и прогрессирования заболевания в контексте такой подробной индивидуальной информации невозможно выработать научно обоснованные рекомендации для отдельных людей. Одним из примеров заблуждения общественного здравоохранения является отслеживание контактов. Сторонники этой идеи считают, что они могут отследить каждый случай респираторного заболевания с помощью QR-кодов. Общественное здравоохранение основано на той же фикции, которая лежит в основе социализма и коммунизма. Притворство знания — это фатальное самомнение общественного здравоохранения. Его “эксперты” смело предлагают решения проблемы, которую они никогда не смогут даже понять.

Заключение

Общественному здравоохранению нельзя доверять. Его работники неоднократно демонстрировали нам, что они никогда не выберут менее ограничивающие варианты политики, что онм не будут проводить анализ затрат и выгод своих действий и никогда не признают ответственности за массовые убийства и вред, которые они причиняют. Наш единственный выход — вырезать эту раковую опухоль. Обезвреживание общественного здравоохранения — это следующий крупный рубеж в продвижении человеческой свободы. Если мы не распустим его, биомедицинское государство, которое сейчас контролирует мир, поглотит все наши оставшиеся свободы.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Санджив Сабхлок

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «Доводы в пользу расформирования агентств общественного здравоохранения»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь