Общество CEO

CEO

0

CEO

Предположим, вы владеете значительным количеством акций — скажем, на сумму 500 000 долларов — компании Acme Corp., производителя мебели для дома. Будучи акционером, вы решили посетить ежегодное собрание акционеров корпорации. Вы приходите заранее, чтобы занять хорошее место, с нетерпением ожидая, что скажет президент и генеральный директор Acme, мистер Джонс.

Взойдя на трибуну после теплого вступления председателя совета директоров Acme, Джонс внимательно смотрит на собравшихся перед ним акционеров. Он начинает с заверения, что, хотя Acme сталкивается со многими реальными проблемами, он и его исполнительная команда твердо держат ситуацию под контролем.

Затем Джонс переходит к некоторым деталям. Он упоминает о неожиданно высоких и растущих издержках в работе завода Acme. “Эта проблема реальна, но мы ее диагностировали. Частично проблема вызвана жадностью наших поставщиков. За последний год или около того я заметил, что жадность этих негодяев усилилась. Я и моя команда будем читать лекции этим антиакмеистам в надежде уменьшить их жадность. Я уверен, что все в этом зале знают, что основным источником высоких и растущих издержек является жадность. Мы будем бороться с этим!”

“Но мы не остановимся на этом! Кроме того, мы резко сократим количество материалов, которые мы закупаем у других фирм. Ведь зачем покупать вещи у других, если мы можем производить их сами?! Хотя Acme является производителем мебели, мы перестанем покупать инструменты, транспортные средства, электроэнергию и страховые услуги у других компаний. Помимо мебели, мы будем производить эти товары и услуги своими силами. Мы будем делать собственные токарные станки и другие инструменты, производить собственные транспортные средства для доставки, мы построим электростанцию для выработки собственной электроэнергии, и мы будем самостраховаться. Более того, я рад сообщить, что буквально вчера мы завершили покупку огромного ранчо, чтобы мы могли выращивать собственный скот для производства кожи, которую мы используем для обивки наших диванов и кресел. Мы сэкономим огромное количество баксов и обеспечим более надежные поставки, если будем делать все это своими силами!”.

Джонс продолжает: “А вот и самое интересное. Наша электростанция будет вырабатывать электричество исключительно из жучиного помета. Вы правильно меня услышали: жучиный помет! На планете много жуков! Конечно, мы еще не придумали, как экономически эффективно вырабатывать электричество из жучиного помета, но что с того? Я просто считаю, что лучше использовать жучиный помет, раз уж на Земле так много жуков. Мы сделаем это! Так что рассчитывайте на то, что мы надежно обеспечим наши заводы электроэнергией, произведенной из жучиного помета!”.

Джонс повышает голос: “Что касается товаров, которые мы будем продолжать покупать у внешних компаний, то мы потребуем — в качестве условия ведения бизнеса с нами — чтобы эти компании разделились на более мелкие предприятия, чтобы устранить их монопольную власть. Их монопольная власть — одна из причин стремительного роста наших расходов; именно она не позволяет нашим поставщикам снижать цены, которые они требуют за свои товары.

“Но — и этот момент очень важен! — мы также будем требовать, чтобы наши поставщики не снижали слишком сильно цены, которые они нам выставляют. Мы хотим гарантировать, что у других поставщиков будет справедливый шанс конкурировать с нашими нынешними поставщиками. Мы не будем покупать товары у поставщиков, чьи цены слишком низки, чтобы менее эффективные конкуренты могли успешно конкурировать с ними”.

“Наконец, — заключает генеральный директор Джонс, — отныне наша официальная политика при приеме на работу — особенно на руководящие должности — будет заключаться в том, чтобы в первую очередь обращать внимание на цвет кожи и гениталии претендентов. На работу в Acme Corp. будут приниматься только те кандидаты, цвет кожи и гениталии которых, по моему мнению, являются наиболее подходящими!”.

Вы слушаете это все и офигиваете.

“Есть вопросы?” — спрашивает генеральный директор Джонс.

Вы поднимаете руку. Вы спрашиваете Джонса, почему он разрешил занять беспрецедентно большую сумму денег в прошлом году, чтобы потратить их в основном на то, что не имеет никакого отношения к улучшению способности Acme производить и продавать мебель.

“Да ладно, — огрызается Джонс, — это неправда! Мы потратили каждый пенни из этих средств на улучшение инфраструктуры Acme”.

Вы перечисляете некоторые проекты, на которые были потрачены миллионы долларов из этих заемных средств: студии йоги, дегустационные бары, роскошный отель в Альпах и зоопарк с экзотическими животными.

Джонс некоторое время смотрит на вас в притворном недоумении, а затем отвечает: “У вас есть проблемы с этими проектами? Позволь мне сказать тебе кое-что, парень, эти проекты необходимы — необходимы! — для повышения долгосрочной производительности Acme. Наши сотрудники должны заниматься в студиях йоги, расслабляться в баре, отдыхать в Альпах и успокаивать свои расшатанные нервы в зоопарке. Эти проекты окупятся в двадцать — черт возьми, двадцать две сотни — раз!”.

Вы покидаете собрание, чтобы сказать своему брокеру, чтобы он немедленно продал все ваши акции Acme.

В реальности, конечно, ни одна частная корпорация никогда не будет управляться так безответственно, как Джонс управляет Acme Inc. Действительно, даже представить себе такую степень невежества, некомпетентности и мошенничества со стороны руководителя корпорации практически невозможно.

Однако, наблюдая уже более года президентство Джо Байдена, я считаю справедливым сказать, что он, реальный президент Соединенных Штатов Америки, настолько же невежественен, некомпетентен и настолько же мошенник, как и Джонс, воображаемый генеральный директор Acme Inc. Если вы не верите мне, прочитайте обращение Байдена “О положении дел в стране в 2022 году”.

Конечно, Байден не уникален. Американские президенты — и губернаторы штатов, и мэры крупных городов — уже давно несут чушь своим избирателям. Разрушительное мошенничество продолжает сходить с рук этим политикам по трем основным причинам. Во-первых, в отличие от акционеров частной корпорации, гражданину политической юрисдикции (особенно на национальном уровне) крайне сложно выйти из предприятия. Во-вторых, в отличие от руководителей частной корпорации, государственные чиновники могут проводить свою политику и скрывать большую часть доказательств ее провала, используя принуждение.

Третья причина заключается в том, что — в отличие от акционеров, клиентов и поставщиков частных корпораций — многие граждане политических юрисдикций верят, что назначенные должным образом правительственные лидеры обладают способностью творить чудеса. Вера в то, что принуждение, применяемое правительственными чиновниками, может творить чудеса, например, сделать низкоквалифицированных работников дороже, чем они стоят на самом деле, приняв закон о минимальной заработной плате, чудесным образом умножить внутренние ресурсы, занимая и тратя деньги, и увеличить доступ граждан к товарам и услугам, отказывая гражданам в доступе к товарам и услугам, предлагаемым на продажу негражданами.

Учитывая, что такие странные убеждения так широко распространены, неудивительно, что миллионы американцев могут слушать таких, как Джо Байден, и думать: “Да! Наше национальное правительство находится в руках компетентного руководителя!”.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Дональд Бодро

FinNews.ru

Сообщение опубликовано на официальном сайте «socialcreditsystem.ru» по материалам статьи «CEO»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь